June 26th, 2003

stimorol

неиспользованная заготовка про политику и интернет

Политика – далеко не самое интересное в Интернете. Доля его пользователей в числе российских избирателей гораздо меньше, чем тот процент, что делает выборы состоявшимися. Поэтому агитировать через компьютеры можно, но по сравнению с телевидением эффект будет несущественен. Политика – предмет массового спроса, вроде стирального порошка, поэтому рекламировать ее разумно в самых массовых СМИ. И даже если в Интернете отношение результата к затратам было бы и выше, чем в телевизоре, – это все равно ничего не поменяло бы. Ибо число впечатлившихся клиентов будет ограничено вышеупомянутой долей Интернет-пользователей.
Разумеется, те, кто продает политикам Интернет, знают, как развеять такие сомнения. Например, объяснив, что демографические характеристики интернетчиков настолько близки к показателям электората «правых» партий, что интернет-деятельность последних более эффективна. Только вот за наших «правых» голосуют на безрыбье, и что они делают – в Интернете или где угодно - не имеет никакого значения. Кстати, это не значит, что партиям не нужно поддерживать сайты – нужно, это просто вопрос информационной гигиены. В городе должны быть таблички с названиями улиц и номерами домов – а у партий должны быть сайты со справочной информацией и новостями.
Еще одна точка зрения состоит в том в Интернете нельзя звать на избирательные участки народ, но зато можно влиять на лидеров мнений, на журналистов, на других политиков и т.д. Это похоже на правду, хотя почему-то инструментами такого влияния обычно оказываются сливы, «когти», поддельный спам и прочая. Может быть, чернуха более заметна в силу своей скандальной природы. Но обратных, положительных примеров, - днем с огнем.
Безрадостное настоящее, впрочем, не мешает помечтать о светлом будущем. В котором, например, Российская Федерация к выборам 2008 года перешла бы на полностью электронное голосование. Не так уж это нереально, если подумать. В рамках федеральной программы «Электронная Россия»уже развертываются пункты коллективного доступа к информационным системам – отчего не сделать их и избирательными участками. При определенной ловкости можно организовать процедуру так, чтобы неквалифицированные граждане вовсе не заметили бы разницы: только что не на листочке надо галочку ставить, а нажать пальцем на экран. Заодно обеспечим всех личными электронными подписями (придется потратиться на «жесткие носители») и снимем биометрические данные для электронных паспортов. А что до анонимности голосования и, главное, защиты от страшных хакеров – это задача сложная, но решаемая. В конце концов, девять из десяти случаев нарушения информационной безопасности имеют административную, а не техническую природу.
И хотя такой проект был бы сложен, выгоды от его реализации существенно превосходят расходы. Начиная с международного пиара – Россия стала первой страной, полностью голосующей через Интернет, - и кончая популяризацией «Электронной России» и информационных технологий в целом. Да еще можно рассчитывать, что столь наглядный проект продвинет информатизацию российской экономики, подобно тому, как космос и ВПК двигали гражданское технологическое обеспечение в советское время.