October 27th, 2002

stimorol

мама, ты с кем сейчас говорила?

Я, безусловно, считаю, что воевать не надо никогда и ни с кем. Я, увы, верю, что наши войска часто ведут себя в Чечне преступно - если уж милиция в мирной столице зачастую ведет себя так, то что уж ждать от войны в колонии. Но я все-таки не вполне понимаю риторику левых (в израильском смысле левых, конечно), может кто-нибудь объяснит ее: ведь уже был мир с Чечней вообще-то. И завершился он атакой на Дагестан с территории той самой Чечни, которой руководил тот самый Масхадов, к переговорам с которым теперь призывают. Можно, конечно, утверждать, что и эту атаку организовали людоеды из спецслужб, и взрывы домов. Но если взорвать дом - ума не требуется, то с нападением на Дагестан все гораздо сложнее. Не получается ли несопоставимыми необходимый для этого уровень интеллекта и людоедство?
И даже если это так, то что они имеют в виду: чем в случае нынешнего мира ситуация станет отличаться от пост-хасавюртовской, которая в итоге завершилась серьезными военными потерями? Они хотят, чтобы эти самые людоеды договорились теперь о мире и потом его не нарушали? Даже если подобная трактовка событий верна - чего левые хотят добиться нынешними заявлениями и призывами? В чем их практический смысл? Повлиять на общественное мнение? Ну это же смешно - нет в России такого фактора. Работают только экономические и харизматические структурные факторы. В нынешних призывах к переговорам таких не наблюдается.